the international 2018, экономика dota 2, international, призовой фонд the international

The International убивает Dota 2?

Турнир является самым громким киберспортивным событием, привлекая внимание не только фанатов Dota 2, но и людей, далеких от виртуального спорта. Но за мишурой радости, триумфа и рекордного призового фонда, скрывается множество проблем, которые TI создает для своей игры.

Ежегодный турнир по Dota 2, The International, имеет самый большой призовой фонд во всей киберспортивной индустрии – более $21 миллиона. В отличие от Лиги Overwatch или LCS, он не полагается на крупных спонсоров или продажу медиа прав. Вместо этого, он почти полностью спонсируется поклонниками. Для фанов этот ивент является прекрасным способом отпраздновать любовь к своей игре, не запятнав ее корпоративной жадностью. Но есть еще одна сторона для The International. Та, которая делает Dota 2 суровым местом для турниров, команд и большинства игроков. Несмотря на все прелести TI, есть много свидетельств того, что главный турнир по Dota 2 вредит, а не помогает игре.

Речь идет о деньгах. Экосистема киберспорта сложна, и деловые интересы её участников (игроков, команд, организаторов турниров, издателей и т. д.) не обязательно совпадают. Турниры зарабатывают своими способами, команды поступают иначе. В идеальном случае эти бизнес-модели не работают друг против друга, но на практике такие ситуации часто возникают. Франчайзинг в Лиге Легенд и Overwatch является одним из способов удовлетворить интересы всех сторон, но он имеет свои сильные и слабые стороны. Но Valve поступает совершенно иначе с Dota 2.

Централизованная модель экосистемы современного киберспорта

Основываясь на успехе Steam, компания самостоятельно руководит профессиональной сценой, налагая только самые простые правила для участников. Генеральный директор компании Гейб Ньюэлл изложил философию, которая управляет его компанией, в лекции 2013 года в Техасском университете:

Наша цель – повысить производительность пользователей при создании цифровых товаров и услуг. Рынки будут определять предельную ценность каждого из этих видов деятельности. Способы, которыми люди создают ценность и креативность, а также формируют границы для этого, будут меняться.

Другими словами, Valve не создает продукты. Она разрабатывает рынки (один из которых Dota 2), после чего отходит в сторону и извлекает с них арендную плату. По логике Ньюэлла, движения свободного рынка в конечном итоге приведут в соответствие все интересы участников инфраструктуры игры. Но это не получается. Отчасти из-за вмешательства Valve каждый год со своим TI.

Представьте The International, как черную дыру. Он искажает пространство вокруг себя, заставляя всех в Dota 2 выходить на его орбиту. Проще всего увидеть эффекты этого искажения, когда вы смотрите на турниры других организаторов. Они сталкиваются с незавидной задачей конкурировать с событием, рядом с которым все остальные будут выглядеть незначительными.

Один из организаторов крупного турнира по Dota 2 заявил:

Это сложная экосистема, в которой мы боремся за актуальность, и я имею в виду почти всех, кроме Valve. Когда на кону есть 20 миллионов долларов, вы просто не можете конкурировать с ними.

Хоть The International и так был самым популярным турниром в Dota 2, его важность выросла за последние годы. С 2011 по 2016, когда на сцену вышло больше сторонних турниров, процент от общего годового призового фонда Dota 2, сосредоточенного в The International, упал с 96% в 2011 году до 55% в 2016 году. Однако за последние два года это число увеличилось. В 2017 году призовой фонд The International составил 65% от общей годовой суммы в Dota 2. Из-за этого все сложнее сторонним турнирам оставаться актуальными для поклонников и игроков.

Призовой фонд в 2016 году

А это призовой фонд уже в 2017 году

Организаторы турниров, как ESL и Beyond The Summit, уже не могут использовать такие же решения, которые они когда-то выбирали для получения прибыли, из-за изменений политики Valve. В течение многих лет они работали с краудфандами, в который входил собственный компендиум и эксклюзивные виртуальные предметы, для увеличения призового фонда и уменьшения затрат на проведение LAN-турниров. Но в 2016 году Valve запретила такую деятельность.

Выдающийся статистик Dota 2 Алан «Nahaz» Бестер написал в критике Dota Pro Circuit (DPC) в конце прошлого года:

Это важно не только для призового фонда. Несмотря на то, что Valve спонсирует часть призовых денег для турниров DPC, сторонние организаторы не могут использовать краудфандинг для компенсации прочих расходов, как Valve делает для TI. Это часто означает, что бюджет не может дать больших удобств участникам таких, как улучшенный проезд или полуночные закуски, которые игроки ожидали.

Организаторы турниров и болельщики имеют разные теории о том, почему Valve внедрило это правило, но самый простой ответ, вероятно, правильный: круглогодичный краудфандинг от сторонних турниров отвлекает часть внимания от сбора средств для The International. Когда поклонники Dota 2 каждый год видят прирост призового фонда TI, многие интерпретируют это как «рост» для всей игры в целом. Но, учитывая уменьшение игровой базы и доходов игры, нет никаких доказательств того, что Dota2 процветает. Со стороны это может выглядеть как рост, но на самом деле это просто накопление капитала.

В результате, сторонние турниры существуют в безжалостных условиях и вынуждены конкурировать с одной из самых прибыльных компаний в мире. Получается порочный круг: профессиональные игроки все больше зависят от TI, обесценивая сторонние турниры, которые могли бы избавить их от этой зависимости.

Игроки PSG.LGD празднуют победу на EPICENTER XL в мае 2018 года. За победу на TI они получат в 20 раз больше

Эта динамика также создает проблемы для потенциальных владельцев команд. В отличие от франчайзинговых лиг, Dota 2 имеет очень низкий порог входа. Предполагаемые владельцы команд в NA LCS или Overwatch должны заплатить миллионы за слот и согласиться на все правила о брендинге, комплектации персонала и минимальных зарплатах. Но сейчас ничто не мешает кому-угодно создать команду по Dota 2 и выплачивать игрокам столько, сколько они захотят.

Тем не менее, несмотря на простоту входа, немногие инвесторы рассматривают Dota 2 как привлекательное предложение. И The International этому весомая причина. Поскольку его призовой фонд настолько велик по сравнению с тем, что доступно в остальных турнирах, что игроки мечтают лишь о победе в Сиэтле (или в этом году в Ванкувере), не думая обо всем остальном.

Это несоответствие в мотивации имеет предсказуемые результаты. Мюриэль Хюисман, тренер Dota 2, который недавно работал в московской организации Vega Squadron, рассказал о сложностях в команде:

Призовой фонд турнира составляет примерно половину призового фонда типичного сезона. Билет на The International ценится выше, и игроки ведут себя неразумно в течение всего года. Они свободно нарушают контракты или устные соглашения, чтобы играть в командах, которые, по их мнению, имеют более высокий шанс на получение квалификации. Сумма за последнее место на TI стоит того, чтобы заплатить штраф в размере 3-6 окладов за месяц.

Для команд это явно нехорошо. Помимо административных хлопот и расходов на составление новых контрактов, создание активов для игроков или пересмотра спонсорства, такой настрой держит команды в постоянном напряжении, что делает долгосрочное стратегическое планирование намного сложнее. Когда ваш состав может развалиться в любой момент, нет смысла делать пятилетний план.

Стремление игроков переходить из команды в команду сохраняется каждый год, даже несмотря на правила, которые Valve внедряет для предотвращения частых трансферов. Проблема наиболее заметна в мае во время региональных квалификаций для The International. Команды, которые не получают прямого приглашения, склонны разваливаться, торгуя игроками в безумной схватке, чтобы собрать состав для отборов. Никакой другой киберспорт не страдает от такой нестабильности и это не совпадение, а естественный порядок вещей из-за отсутствия структуры в Dota 2.

Хюисман объясняет:

Заработная плата игроков в Dota 2 невысока, потому что составы нестабильны. Это ограничивает возможности спонсоров при попытке выйти к аудитории. Таким образом, зарплаты остаются низкими по сравнению с призовыми фондами, и игроки предпочитают краткосрочные выступления, вместо долгосрочной стабильности.

 Na'Vi кикнули LeBron'a, променяв стабильность состава на шанс пройти открытые квалификации на TI8

Хуже того, стимулы игроков избегать всего, в надежде на успех на TI, усугубляют жизнь командам, которые их спонсируют, чья бизнес-модель полагается не только на получении призовых денег. В прошлом году президент Immortals Ной Уинстон рассказал в интервью:

Победа на The International принесет намного больше денег, чем любой стрим, создание контента или общение с фанатами. По сути, это не плохо, но означает, что организациям намного сложнее найти игроков, которые разделяют с ними ценности.

Легко обвинять игроков в их необдуманных поступках, но на самом деле все сложнее. Игроки Dota 2 фактически являются версией Стенфордского эксперимента, в котором детям предложили один зефир или два, если им удастся быть терпеливыми. Современный анализ исследований показали, что не сила воли, а социально-экономический статус формирует выбор субъекта. Это же относится и к Dota 2. Игроки часто выбирают краткосрочную выгоду (победа на турнире, особенно на The International), а не долгосрочную стабильность.

Почему бы и нет? Про игроки просто так не играют в Dota 2. Они профессионально занимаются этим, и подписание контракта с командой не обязательно является оптимальной стратегией. У игроков есть хорошие (если не рискованные) причины, чтобы избегать присоединения к составам, которые могли бы обеспечить им стабильность заработной платой. Поэтому из-за постоянной угрозы отказа и общей неприязни игроков Dota 2 занимаясь чем-либо, кроме игры, команды не могут накопить достаточную ценность, чтобы сделать заманчивую зарплату возможной. Это еще один порочный круг.

Защитники статус-кво в Dota 2 часто ссылаются на то, что 49 из 50 состоятельных профессиональных игроков в истории игры заработали свои миллионы практически полностью благодаря The International. Зарплаты игроков и сумма всех призовых в Dota 2 намного больше, чем для всего киберспорта, но это не должно вводить в заблуждение.

Самые состоятальные киберспорстмены в истории

Портал Esportsearnings.com отслеживает призовые выигрыши в Dota 2 с 2011 года, и, хотя это несовершенный инструмент, он делает достойную работу по мониторингу доходов. Среди лучших 500 игроков (в учет берется каждый, кто когда-либо играл в Dota 2 профессионально) средний выигрыш за всю жизнь составляет $288 196 или около $41 167 в год. Это не роскошно, но могло быть и хуже.

Более того, из $144 миллионов призовых денег, которые были разыграны после выхода Dota 2, одна пятая ($29 миллионов) пришлась лишь на 10 игроков. Другими словами, концентрация богатства в экономике игры очень похожа на концентрацию богатства в современном обществе.

Тем не менее, призовые выигрыши – это только часть общего дохода игрока, именно месячная заработная плата помогает обеспечивать им стабильность. Но она также может существенно отличаться между элитными составами и средними игроками. Например, Team Liquid рассказала, что зарплата игроков колеблется от $100 до 200 000 в год, и это без учета призовых средств, которые жидкие получили за победу на TI. Единственные команды, которые могут позволить себе такую заработную плату, это те, которые постоянно побеждают, поскольку никто не хочет спонсировать проигрывающий коллектив. Как итог системы зарплаты для тир-2 команд в Dota 2 зарплаты резко снижаются, а для тир-3 они практически мизерные.

Пока топ-команды зарабатывают, менее "удачливые" составы находятся на грани выживания

Нерегулируемые рынки в киберспорте, как правило, делают то, что нерегулируемые рынки делают повсюду: подталкивают богатство к меньшему числу людей, не обязательно за заслуги, а из-за конкретной выгоды. Хюисман справедливо задается вопросом: «Что значит быть лучшей командой в Dota 2, если все ваши противники нуждаются в ежедневной побочной работе, чтобы выжить?»

The International не является причиной для всех бед в игровом сообществе. Они, преимущественно, системные и появляются из-за взаимодействия разных частей экосистемы Dota 2. Однако TI не помогает, а ситуация только ухудшается. Мотивация игроков, команд, турниров и Valve не одинакова, и The International постоянно рушит баланс. Пока это не изменится, нет оснований думать, что Dota 2 станет более стабильной.

Сравнение нынешнего призового фонда с предыдущими

Хорошей новостью является то, что Dota 2 никуда не денется. Она остается одной из самых популярных игр в Steam и собирает много просмотров на Twitch. Вопрос заключается не в том, будет ли игра существовать еще через пять лет, а в том кто в нее будет играть? И какую роль сыграет The International в ее будущем?

Valve также может переделать призовой фонд для поддержки команд, которые вылетят рано или были близки на квалификациях. Несколько миллионов долларов, взятых из призового фонда, не будут иметь особого значения для победителей (которые и так буду получать достойную зарплату). Но для небольших организаций эта сумма может дать крышу над головами игроков, еду на их тарелках и в течение большей части года финансировать их тренировки. Это может даже повысить популярность игры, которая начинает спадать. Ранее в этом году Хюисман предложил лучший цикл для про сцены: «больше игроков, которые могут позволить полностью сосредоточиться на Dota 2 -> новый талант -> профессиональная среда для его развития и обучения -> более высокое качество игры и конкуренция -> более активная интеграция игроков Dota с про-сценой». Если Valve сосредоточится на долговременном состоянии своей киберспортивной дисциплины, то, возможно, про игроки также могли бы сосредоточиться на стабильности своего будущего. От такого взаимодействия и взаимной нацеленности на поступательное развитие выиграет вся экосистема Dota2.

Ссылка на источник

Виктор «Victor_Snow» Ткачук специально для esportnews.gg


Понравилась статья - поделись с друзьями в соц сетях.


Читайте также

новые статьи